+7 ( 499 ) 999-43-23
+7 ( 495 ) 999-43-23
Задать вопрос
МО, г. Пушкино,
3-й Некрасовский проезд, д. 3 корп. 1
Схема проезда
Обзор судебной практики по налоговым спорам за октябрь 2015 года
7.12.2015


Изменилась кадастровая стоимость участка. Налог может быть повышен только с нового года

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа рассмотрел спор о доначислении земельного налога на основании акта, изменившего кадастровую стоимость земельного участка. Доначисление было произведено уже в отношении уплаченного в спорном периоде налога. Суд признал подобные действия налоговой инспекции неправомерными. В Постановлении № А63-12374/2014 от 30.10.2015 суд разъяснил, что база по земельному налогу определяется как кадастровая стоимость земельных участков, признаваемых объектом налогообложения. Акты законодательства о налогах вступают в силу не ранее чем по истечении одного месяца со дня их официального опубликования и не ранее 1-го числа очередного налогового периода. В свою очередь налоговая база определяется в отношении каждого земельного участка как его кадастровая стоимость по состоянию на 1 января года, являющегося налоговым периодом.

Налоговым периодом признается календарный год. Отсюда следует, что налог должен рассчитываться, исходя из стоимости, утвержденной на начало текущего года. Госорганы могут изменить кадастровую стоимость участка в течение года. Однако эта новая стоимость в целях исчисления налога в этом году не применяется, а применяется только с 1 января следующего года. Новая стоимость может применяться лишь в иных целях. Например, с целью расчета арендной платы за государственные и муниципальные участки. Акты же о налоговых платежах не имеют обратной силы. Спорный приказ порождает правовые последствия для налогоплательщиков и, по сути, является нормативным правовым актом о налогах и сборах. Поскольку он вступил в силу с 15.02.2013, то подлежал применению, как правильно указали судебные инстанции, с 01.01.2014.


Плательщик получил убытки – инспекция доначислила налоги

Это довольно распространенная ситуация в налоговой практике, когда действия налогоплательщика начинают оцениваться с позиции их экономической эффективности. Одну из подобных ситуаций рассмотрел Арбитражный суд Центрального округа. Суд признал, что получение обществом убытков не является достаточным основанием для признания произведенных им расходов необоснованными. В Постановлении № Ф10-3834/2015 от 11.10.2015 судьи отклонили доводы инспекции о мнимости совершенных сделок со ссылкой на отсутствие экономической целесообразности в их совершении у всех участников деятельности. Суд указал, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности.

Обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. Налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. Судебный контроль также не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности. В сфере бизнеса они обладают самостоятельностью и широкими возможностями. При этом в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. В результате суд сделал вывод о недоказанности инспекцией направленности действий налогоплательщика и его контрагентов на получение необоснованной налоговой выгоды и мнимости сделок.


Формальная проверка контрагента не свидетельствует об осмотрительности и не позволит получить вычет

К такому весьма спорному и неоднозначному выводу пришел Арбитражный суд Северо-Кавказского округа. Спор касался решения налогового органа, отказавшего плательщику в получении налоговой выгоды со ссылкой на неосторожность в выборе контрагентов. Инспекция решила, что плательщик, запросивший сведения о своих контрагентах из официальных источников и убедившийся в их правоспособности, не может считаться добросовестным. Действия же такого налогоплательщика не свидетельствуют об осмотрительности при выборе контрагентов. Налогоплательщик в свою очередь ссылался на то, что проявил должную осмотрительность, получив копии устава, свидетельства о постановке на учет в налоговом органе. Кроме того, им были получены свидетельства о внесении записи в ЕГРЮЛ, выписки из ЕГРЮЛ и другие документы.

Арбитражный суд полностью согласился с доводами инспекции и отказал в получении вычета по НДС.В Постановлении № А32-6220/2014 от 30.10.2015 суд отметил, что формальное представление пакета документов (включая свидетельство о допуске к работам) в данном случае не подтверждает реальность выполнения работ на объекте. Суд также критически оценил представленные обществом копии фотоснимков техники на объекте строительства, указав, что качество представленных копий и отсутствие подлинных фотоснимков не позволяет установить достоверность изображений. Формальная проверка правоспособности контрагента не свидетельствует о том, что общество, будучи заинтересованным лицом в надлежащем исполнении договора, проявило должную степень осмотрительности и осторожность при выборе контрагента. Это объясняется тем, что указанная информация носит лишь справочный характер и не характеризует контрагента как добросовестного, надежного и стабильного участника хозяйственных взаимоотношений.


Счета-фактуры подписаны неустановленными лицами. Суд не откажет в получении налоговой выгоды

Налоговый орган отказал плательщику в получении вычета по НДС на основании того, что последним были поданы недостоверные счета-фактуры. Арбитражный суд Поволжского округа признал, что вынесенное решение является необоснованным в случае реального совершения хозяйственных операций. В Постановлении № Ф06-2046/2015 от 05.10.2015 судьи указали, что счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением законного порядка, не могут являться основанием для принятия НДС к вычету или возмещению. Требования к порядку составления счетов-фактур относятся не только к полноте заполнения всех реквизитов, но и к достоверности содержащихся в них сведений. Между тем, суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям закона.

Таким образом, суд обязан исследовать как доказательства, представленные налоговым органом, так и доказательства, представленные налогоплательщиком. То, что документы, подтверждающие исполнение сделки, от имени контрагента общества оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание, само по себе не является доказательством, свидетельствующим о получении необоснованной налоговой выгоды. Ссылка налогового органа на недобросовестность контрагента правомерно была отклонена судами, так как не свидетельствует о недобросовестности заявителя. Довод о недобросовестности налогоплательщика должен быть основан на объективной информации, бесспорно подтверждающей, что его действия не имели разумной хозяйственной цели. Факт выполнения субподрядных работ налоговым органом документально не опровергнут, равно как не представлены доказательства выполнения данных работ собственными силами заявителя. Оснований для отказа в вычетах не имеется.


В ходе налоговой проверки инспекция может запрашивать и получать информацию из любых источников

Общество ссылалось на то, что при камеральной проверке инспекция не имела права проверять всю цепочку участников спорных взаимоотношений и запрашивать у них документы. Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа признал данный довод несостоятельным. В Постановлении № А78-9402/2014 от 12.10.2015 суд пояснил, что камеральная налоговая проверка проводится по месту нахождения налогового органа на основе налоговых деклараций и других документов, уже имеющихся у налогового органа. Закон предусматривает использование налоговыми органами при камеральных проверках сведений о деятельности налогоплательщика, не ограничивая источники их получения. Поэтому налоговые органы вправе запрашивать у компетентных государственных органов информацию, соответствующую профилю возложенных на них задач. Инспекция может использовать полученные сведения при принятии решений по результатам проверок и доказывании правомерности своей позиции в суде.

Инспекцией исследуются представленные доказательства, в том числе документы, ранее истребованные у лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка (включая участников консолидированной группы налогоплательщиков). Также исследуются документы, представленные в налоговые органы при проведении камеральных или выездных налоговых проверок данных лиц, и иные документы, имеющиеся у налогового органа. Налоговый орган вправе исследовать также документы, полученные до момента начала соответствующей налоговой проверки. Подобная информация должна оцениваться судом по правилам оценки доказательств с учетом ее значимости для разрешения спора, а также своевременности и адекватности предпринятых налоговым органом мер в целях ее получения. Суд пришел к выводу о том, что налоговый орган правомерно использовал при проведении камеральной налоговой проверки уже имеющиеся у него сведения по сделкам с данным контрагентом, в том числе о заявленных субподрядчиках общества.


Банковская тайна не освободит банк от представления запрошенных инспекцией документов

Банк отказал в предоставлении выписки по указанному инспекцией банковскому счету, мотивировав отказ ограничениями, налагаемыми на него действующим законодательством. Банк отметил, что на него возложена обязанность по сохранению банковской тайны и установлена ответственность за ее разглашение. Банк сообщил, что налоговому органу следует конкретизировать запрашиваемые сведения, интересующие его конкретные суммы и операции. Как полагал банк, только в этом случае у него появится возможность представить сведения по операциям по упомянутым счетам. Арбитражный суд Московского округа признал такие действия банка незаконными. В Постановлении № А40-209178/14 от 06.10.2015 судьи указали, что налоговый контроль проводится посредством налоговых проверок, получения объяснений налогоплательщиков, налоговых агентов и плательщиков.

Должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы. При рассмотрении спора суд установил, что истребованные у банка выписки по счетам, содержащие информацию о расчетах банка с филиалом, были необходимы для целей налогового контроля. А именно - для установления правомерности исчисления и уплаты банком как налогоплательщиком налога на прибыль. Суд исходил из того, что у банка отсутствовали законные основания для уклонения от исполнения мотивированного запроса налогового органа, в связи с чем отказал банку в удовлетворении заявленного требования. При указанных обстоятельствах, суд пришел к правильному выводу о том, что, затребовав у банка выписки по счетам, инспекция не вышла за пределы своей компетенции и не нарушила законодательство о налогах и сборах.


Отказ в возмещении налога может быть обжалован прямо в суд. Обращаться в вышестоящую инспекцию не требуется

Инспекция настаивала на то, что оспаривание в суде действий налогового органа, направленное на защиту имущественного интереса, как и любые налоговые споры, возможно только после обжалования такого действия в вышестоящем органе. Арбитражный суд Дальневосточного округа признал подобную позицию несостоятельной. В Постановлении № Ф03-4603/2015 от 05.10.2015 суд указал, что акты налоговых органов, принятых по итогам рассмотрения жалоб, могут быть обжалованы в судебном порядке только после их обжалования в вышестоящий налоговый орган. Вместе с тем НК РФ не предусматривает обязательной досудебной процедуры в виде обжалования решения, принятого по результатам рассмотрения его заявления о возврате налога. Плательщик обязан соблюдать лишь досудебную процедуру, предусмотренную статьей 78 НК РФ. Она предполагает предварительное обращение в налоговый орган с заявлением о возврате излишне уплаченного налога.

При соблюдении налогоплательщиком этой процедуры у него имеется право обращения в суд с имущественным требованием к инспекции об обязании возвратить (зачесть) сумму излишне уплаченного налога. Также инспекцией не учтено, что обязанность налогового органа по возврату налога ограничена трехлетним сроком со дня его уплаты. Указанное обстоятельство и явилось основанием для частичного отказа в удовлетворении заявления предпринимателя, поданного в инспекцию. Обжалование в вышестоящий налоговый орган в этом случае не обеспечит восстановление нарушенных прав налогоплательщика. Предприниматель правомерно воспользовался исключительным правом выбора способа защиты своего имущественного интереса. Данные интересы могут быть защищены посредством предъявления в суд требования об обязании налогового органа возвратить излишне уплаченный налог.

Источник: Клерк.Ру