+7 ( 499 ) 999-43-23
+7 ( 495 ) 999-43-23
Задать вопрос
МО, г. Пушкино,
3-й Некрасовский проезд, д. 3 корп. 1
Схема проезда
Изменения в корпоративном праве и позиции ВС РФ
10.01.2016


Арина Ворожевич, юрист-эксперт журнала «Юрист компании»

Основной вопрос: о завершении реформы корпоративного законодательства говорить пока рано. С 1 января 2016 года вступает в силу ряд значимых изменений, которые корпорации и их участники должны учитывать при организации своей деятельности. Кроме того, нельзя игнорировать правовые позиции Верховного суда, сформулированные им при рассмотрении конкретных корпоративных споров.

Решение: с нового года нужно учитывать, что для совершения многих действий придется обращаться к нотариусу. У налоговой службы появились полномочия по проверке достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ. Кроме того, Верховный суд РФ продемонстрировал готовность анализировать корпоративные отношения – исследовать контекст споров, применять принцип баланса интересов. Законодатель и суд решительно пресекают целый ряд недобросовестных практик.

Юридическое сообщество долгое время активно обсуждало перспективы создания единого закона о хозяйственных обществах. До сих пор эта идея не реализована и, вероятно, не будет. Пока значительные изменения затронули существующие законы. 

С 1 января 2016 года вступили в силу поправки, которые нужно учитывать при создании ООО и последующей работе. Изменения затронули Федеральный закон от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – закон № 14-ФЗ) и Федеральный закон от 08.08.01 № 129-ФЗ «О регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – закон № 129-ФЗ).

Планируя работу на следующий год, также нужно уделить внимание правовым позициям Верховного суда РФ.

Общая цель законодательных изменений и разъяснений высшей судебной инстанции состоит в пресечении недобросовестного использования самой конструкции общества с ограниченной ответственностью и отдельных корпоративных институтов.


Для каких операций с долями потребуется привлекать нотариуса

Еще в 2009 году в законе закрепили правило о том, что сделки, направленные на отчуждение доли в уставном капитале, подлежат нотариальному удостоверению. При этом закон предусмотрел значительные изъятия из этого правила. Нотариальное удостоверение не требовалось, когда:

  • само общество приобретало доли;
  • к обществу переходила доля исключенного участника;
  • участник отчуждал долю обществу;
  • участники распределяли доли между собой;
  • общество отчуждало принадлежащие ему доли;
  • участники приобретали доли, используя преимущественное право покупки (направление оферты о продаже доли и ее акцепт).

С 1 января 2016 года существенно сузили перечень подобных исключений, когда нотариальное удостоверение сделки с долями ООО не требуется. Нотариус стал необходимой фигурой при проведении почти всех распространенных операций с долями.

Кроме того, предусмотрели, что сделки, направленные на отчуждение доли в уставном капитале, нужно оформлять строго одним документом (п. 11 ст. 21 закона № 14-ФЗ).

С 1 января 2016 года нужно удостоверять у нотариуса:

  • оферту, направляемую участником общества, намеренным продать свою долю в уставном капитале иному лицу (п. 5 ст. 21 закона № 14-ФЗ);
  • требование участника общества, который голосовал против или не участвовал в голосовании при принятии решения об одобрении крупной сделки или увеличении уставного капитала (п. 2 ст. 23, п. 3 ст. 17 закона № 14-ФЗ);
  • заявление участника о выходе из общества (п. 1 ст. 26 закона № 14-ФЗ).

Подобная экспансия нотариальной формы в целом объяснима. Поправки, внесенные в пункт 1 статьи 21 закона № 14-ФЗ, способствовали снижению числа рейдерских захватов, хищения долей в обществах. Между тем в законе сохранялись лазейки, позволяющие обходить требование о нотариальной форме сделок по отчуждению доли.

Так, например, в качестве альтернативы, требующей нотариального удостоверения сделки по отчуждению доли, получила распространение стратегия вхождения в общество нового участника с последующим выходом старого. Такая схема была возможна в тех ООО, устав которых закреплял право участников на выход из общества (п. 1 ст. 26 закона № 14-ФЗ). На первом этапе в общество принимали нового участника (де-факто – покупателя доли). За счет вносимого им вклада проводили процедуру увеличения уставного капитала. После этого прежний участник (де-факто – продавец доли) по заявлению выходил из общества, получая при этом действительную стоимость своей доли.

Это требование, закрепленное в пункте 3 статьи 17 закона № 14-ФЗ, противоречит подпункту 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ, которая позволяет для всех решений в ООО предусмотреть в уставе более удобный порядок подтверждения.

Был возможен и другой путь. Фактический приобретатель доли входил в состав общества посредством внесения незначительного вклада в уставный капитал. Затем фактический продавец объявлял о своем намерении продать долю третьему лицу. Новый участник приобретал ее по преимущественному праву покупки. С 1 января 2016 года подобные стратегии стали невозможны.

Нотариальная форма сделок об отчуждении доли важна также для преодоления правовой неопределенности относительного того, имел ли место соответствующий юридический факт или нет.

Как следует из сущности самого института и неоднократно подчеркивалось в судебной практике, выход из общества представляет собой одностороннюю сделку, на совершенное которой не требуется согласие со стороны общего собрания (постановления АС Волго-Вятского округа от 23.06.15 № Ф01-1897/2015 по делу № А31-7200/2014, ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.07.13 по делу № А33-18032/2012, от 05.06.12 по делу № А33-6330/2011).

Какой-либо специальной формы заявления участника на выход из общества законодатель при этом не устанавливал. В связи с этим на практике часто возникали споры относительно того, имел ли место выход участника из общества. Один из таких споров дошел до Верховного суда РФ (определение от 27.10.15 № 306-ЭС15-1674 по делу № А65-4202/2014).


Пример из практики

Участник общества (Д.) обратился к обществу и двум другим участникам с иском о признании недействительной сделки по выделению доли указанным участникам и применении последствий недействительности сделки. Обращаясь в суд, Д. ссылался на то, что заявление о выходе из состава участников он подал раньше, чем два оставшихся участника. Это подтверждается записями в электронном журнале входящей корреспонденции общества. В связи с этим он считается вышедшим из состава участников.

Верховный суд отметил, что правовые последствия заявления о выходе участника из общества наступают исключительно в силу волеизъявления участника, направленного на прекращение прав участия. Такое волеизъявление является односторонней сделкой, поскольку для ее совершения в соответствии с законом необходимо и достаточно воли одной стороны. Разрешая спор, суды не учли, что иск предъявлен участником, хотя фактически направлен на защиту прав самого общества. Разрешая спор, суды не указали норму закона, предоставляющую истцу право обратиться в суд с таким иском, не предложили истцу определиться с предметом иска. Дело направили на новое рассмотрение.


С января 2016 года требования об обязательном нотариальном удостоверении распространились также на факт принятия решения об увеличении уставного капитала общества и состав участников, присутствовавших при этом (п. 3 ст. 17 закона № 14-ФЗ). Раньше можно было обойтись другими, менее затратными способами: подписанием протокола всеми или отдельными участниками общества, использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения (аудио-, видеозапись и др.), другими способами, не противоречащими закону. При этом закон не устанавливал каких-либо ограничений.


Операции с долями в ООО, для которых не требуется нотариальное удостоверение

Действие

 

Основание (закон № 14-ФЗ)

1. Распределение долей, принадлежащих ООО, среди участников, отчуждении их участникам или третьим лицам


Абз. 2 п. 11 ст. 21, ст. 24

2. Переход доли к обществу в следующих случаях:

продажа доли с нарушением преимущественного права покупки;

Абз. 2 п. 11 ст. 21, абз. 1 п. 18 ст. 21

отчуждение либо переход доли по иным основаниям к третьим лицам с нарушением порядка получения согласия участников общества или общества;

Абз. 2 п. 11 ст. 21, абз. 3 п. 18 ст. 21

нарушение запрета на продажу или отчуждение доли;

Абз. 2 п. 11 ст. 21, абз. 3 п. 18 ст. 21

исключение участника из общества;

Абз. 2 п. 11 ст. 21, п. 4 ст. 23

неполучение согласия участников на переход доли к наследникам или правопреемникам;

Абз. 2 п. 11 ст. 21, п. 5 ст. 23, п. 8 ст. 21

неполучение согласия участников на переход доли к приобретателю в случае продажи ее с публичных торгов;

Абз. 2 п. 11 ст. 21, п. 5 ст. 23, п. 9 ст. 21

выплата обществом действительной стоимости доли участника по требованию его кредиторов. При этом часть доли, действительная стоимость которой не была оплачена другими участниками, переходит к обществу

Абз. 2 п. 11 ст. 21, п. 6 ст. 23, ст. 25


Что изменилось в порядке регистрации хозяйственных обществ и смены адреса

Наряду с рассмотренными поправками в закон № 14-ФЗ вступили в силу изменения в закон № 129-ФЗ.

При внесении в ЕГРЮЛ изменений, касающихся перехода либо залога доли в ООО, заявителем является нотариус, удостоверивший соответствующую сделку (п. 1.4 ст. 9 закона № 129-ФЗ). Заявление носит уведомительный характер. Изменения служат концентрации в руках нотариуса всех действий по сделке, направленной на отчуждение доли в ООО.

Стоит отметить, что с 1 января 2016 года нотариусам также предоставили право бесплатно получать в форме электронного документа сведения из ЕГРЮЛ. Нотариус сам будет получать выписку в день удостоверения сделки (абз. 2 п. 13 ст. 21 закона № 14-ФЗ).

Расширили перечень сведений, подлежащих обязательному внесению в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц и ЕГРЮЛ. Теперь регистрирующий орган при поступлении к нему заявления от заинтересованного лица должен сделать запись о недостоверности содержащихся в реестре сведений о юридическом лице (подп. з.1 п. 7 ст. 7.1 закона № 129-ФЗ) и ЕГРЮЛ (п. 5 ст. 11 закона № 129-ФЗ). Эту запись можно будет увидеть в реестре и учитывать при принятии решении о заключении сделки с контрагентом.

Такие правила не распространяются на случаи, когда новым адресом компании будет адрес места жительства участника ООО с долей не менее 50 процентов либо директора (абз. 5 п. 6 ст. 17 закона № 129-ФЗ).

Также в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц и ЕГРЮЛ теперь будут вносить сведения о том, что юридическим лицом принято решении об изменении места нахождения (подп. з.2 п. 7 ст. 7.1, п. 6 ст. 17 закона № 129-ФЗ). Сам по себе порядок изменения адреса юридического лица, при котором меняется его место нахождения, значительно усложнили. До сих пор в практике налоговых органов и судов не было единства в подходе относительно необходимости представлять в таком случае документы, подтверждающие право компании на соответствующее помещение. Несмотря на то что статья 17 закона № 129-ФЗ в прежней редакции этого не предусматривала, налоговые органы зачастую требовали представить договор аренды и т. п.

С 1 января 2016 года в законе закрепили требование, что к заявлению об изменении адреса нужно приложить документы, подтверждающие права пользования в отношении объекта недвижимости или его части (абз. 3 п. 6 ст. 17 закона № 129-ФЗ). Этими правами могут обладать: само общество; его директор (лицо, действующее без доверенности); участник, обладающий долей не менее 50 процентов.

Сама процедура будет такой 

Сначала компания подает документы на внесение записи в реестр о том, что юридическое лицо приняло решение о смене места нахождения. Затем нужно будет подождать 20 дней с момента внесения записи. После этого можно подать документы для регистрации смены адреса (п. 6 ст. 17 закона № 129-ФЗ).

Регистрирующий орган также наделили полномочиями проверять достоверность сведений, включаемых или включенных в ЕГРЮЛ в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности. В том числе при поступлении возражений заинтересованных лиц относительно предстоящей регистрации изменений устава или включения сведений в ЕГРЮЛ (п. 4.2 ст. 9 закона № 129-ФЗ).

В регистрации откажут, если регистрирующий орган установит недостоверные сведения. При наличии сомнений в достоверности регистрирующий орган может приостановить регистрацию для проведения проверки на срок до одного месяца (п. 4.4 ст. 9 закона № 129-ФЗ).

Все изменения в той или иной степени направлены на сокращение фирм-однодневок и пресечение злоупотреблений и использование обществ с ограниченной ответственностью.


Какие правовые позиции Верховного суда по корпоративным спорам нужно учитывать в работе

Верховный суд РФ все больше внимания уделяет экономическому содержанию споров, учитывает реальные интересы сторон, их поведение. В отличие от судов нижестоящих инстанций он выходит за пределы исследования строго тех обстоятельств, на которые указывает норма права, а также активно применяет принципы добросовестности и баланса интереса сторон.

Для проверки достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ, налоговые органы могут (п. 4.2 ст. 9 закона № 129-ФЗ):

  •  изучать имеющиеся у них документы и сведения, в том числе возражения заинтересованных лиц, а также документы и пояснения, представленные заявителем;
  •  получать объяснения от лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для проведения проверки;
  •  получать справки и сведения по вопросам, возникающим при проведении проверки;
  •  проводить осмотр объектов недвижимости;
  •  привлекать специалистов или экспертов для участия в проведении проверки.


Рассмотрим выводы по корпоративным спорам, которые оказали влияние на правоприменительную практику нижестоящих судебных инстанций и были в некотором роде революционны.

Ликвидировать компанию с непогашенной задолженностью не получится. Суды неоднократно рассматривали вопрос о том, можно ли оспорить ликвидацию, если в ликвидационном балансе компании не была отражена задолженность перед отдельными кредиторами. Как правило, они отвечали на него положительно (постановления АС Волго-Вятского округа от 23.06.15 по делу № А28-11464/2014, Дальневосточного округа от 21.10.14 по делу № А04-2601/14, ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.06.14 по делу № А19-10891/2013).

Судебная коллегия по экономическим делам в определении от 15.10.15 № 305-КГ15-7112 по делу № А40-15395/2014 поставила точку в этом вопросе, подтвердив оправданность подобного похода.

Суть дела: кредитор обратился в суд с требованием признать недействительным решение налогового органа о прекращении деятельности должника в связи с его ликвидацией. На момент утверждения промежуточного баланса у ликвидируемого общества оставалась задолженность перед заявителем.

Судебная коллегия согласилась с доводами кредитора. Как само общество, так и его ликвидатор знали о задолженности. До утверждения промежуточного ликвидационного баланса кредитор неоднократно обращался к должнику с требованием оплатить долг по договору. Ликвидационная комиссия не предприняла разумных и достаточных мер, чтобы выявить всех кредиторов, не уведомила заявителя о ликвидации, не рассчиталась с ним. В связи с этим решение инспекции о внесении записи о прекращении деятельности общества признали незаконным, принятым в нарушение статьи 63 ГК РФ, статей 5, 9, 21, 22 закона № 129-ФЗ.

Подтвердить оплату доли в ООО можно не только платежными документами. Проблема с установлением факта оплаты доли в уставном капитале регулярно возникает в практике арбитражных судов. Суды неоднократно отмечали, что закон не предусматривает обязанность учредителя бессрочно хранить первичные документы об оплате доли в уставном капитале. Следовательно, подтверждение оплаты доли нельзя ограничивать первичными платежными документами, могут быть и другие доказательства (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 20.12.12 по делу № А53-9137/2012, Поволжского округа от 28.09.11 по делу № А06-6296/2009, от 16.04.10 по делу № А65-9669/2009).

В частности, таким доказательством признавали данные бухгалтерского баланса в качестве подтверждения оплаты или неоплаты доли (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 14.10.13 по делу № А11-4693/2012, Дальневосточного округа от 17.10.11 по делу № А59-5405/2010).

В июле 2015 года Верховный суд рассмотрел дело по иску участника ООО. Он взыскивал действительную стоимость доли в связи с выходом из состава участников. В процессе рассмотрения дела между сторонами возник спор о факте оплаты доли истцом. Это обстоятельство имело ключевое значение, поскольку невнесение вклада в уставный капитал влечет переход неоплаченной доли к обществу (п. 3 ст. 23 закона № 14-ФЗ). Трудность доказывания осложнялись тем, что общество создано еще в 1999 году. Многие доказательства, которые могли подтвердить или опровергнуть факт оплаты доли, были утрачены.

Еще в период функционирования ВАС РФ в судебной практике сложился следующий подход. Если общество в течение года не распорядилось неоплаченной долей, при этом ее обладатель продолжает осуществлять права участника общества, корпорация не вправе исключить такого участника (постановления Президиума ВАС РФ от 26.02.13 № 12614/12, ФАС Северо-Кавказского округа от 02.07.14 по делу № А53-14834/2011, АС Московского округа от 25.09.15 по делу № А40-209328/14).

Верховный суд РФ отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Он отметил: поскольку с момента создания общества прошел значительный период времени, в качестве доказательств, подтверждающих (опровергающих) оплату доли, могли быть приняты не только платежные документы, но и иные свидетельства (определение ВС РФ от 22.07.15 № 305-ЭС15-1819 по делу № А40-8084/2012).

К подобным свидетельствам суд отнес:

  • документацию общества (отчеты, бухгалтерские балансы) на предмет того, каким образом спорная доля все это время учитывалась обществом;
  • отношения лица, статус которого поставлен под сомнение, с другими участниками общества. Поведение последних с учетом положений корпоративного законодательства: воспринимали ли они это лицо как полноправного участника общества;
  • обстоятельства, касающиеся судьбы (не)оплаченной доли со дня истечения предусмотренного законом срока на ее оплату и до дня возникновения спора. Распорядилось ли общество в разумный срок долей по правилам статьи 24 закона № 14-ФЗ.


Размер «золотого парашюта» должен быть обоснованным. Компенсационные выплаты директорам на случай их увольнения на практике часто оказываются чрезмерными. Поэтому последние несколько лет они неизменно находятся в фокусе внимания высших судебных инстанций. Например, еще Президиум ВАС РФ в постановлении от 04.09.12 № 17255/09 отметил, что соглашение о «золотом парашюте» можно оспаривать в рамках корпоративного спора как сделку с заинтересованностью.

Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 02.06.15 № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов…» подчеркнул, что при возникновении спора необходимо учитывать целевое назначение «золотого парашюта». Оно состоит в защите директора от негативных последствий, которые могут наступить в результате потери работы.

В марте 2015 года судебная коллегия по экономическим спорам вынесла определение по иску акционеров о признании недействительным решения совета директоров, по которому директору выплатили крупную компенсацию в связи с прекращением с ним трудового договора.

В итоге Верховный суд РФ сформулировал следующую правовую позицию: если решение совета директоров о выплате директору компенсации в связи с досрочным расторжением трудового договора или о размере этой компенсации привело к нарушению интересов общества и его участников, его можно признать недействительным (Обзор судебной практики ВС РФ № 3 (2015), утв. Президиумом ВС РФ 25.11.15;определение ВС РФ от 30.03.15 № 307-ЭС14-8853 по делу № А56-31942/2013).

Но стоит отметить и определенные риски, связанные с реализацией в будущем этой правовой позиции. Коллегия судей фактически отказала уволенному руководителю в выплате компенсации вместо того, чтобы рассмотреть вопрос о ее уменьшении. В связи с этим, вероятно, суды должны будут признать «золотой парашют» чрезмерным и просто отказать в выплате.

Хозяйственным обществам стоит провести анализ своих соглашений о «золотых парашютах», в том числе одобренных советом директоров или собранием участников, на соответствие критериям формирования компенсаций, изложенным в указанном определении:

  • компенсация должна зависеть от результата работы общества и личного вклада директора в достижение этого результата. Ее нельзя устанавливать в показателях, рассчитываемых на основе максимально возможных сумм оклада и премий;
  • компенсация должна быть адекватной гарантией защиты бывшего руководителя от негативных последствий, наступивших в результате потери работы. Должен быть соблюден баланс интересов генерального директора и участников общества;
  • для назначения высокой компенсации должны быть существенные основания.


Какие документы нужно будет представить нотариусу в подтверждение факта приобретения доли

Нотариус сам получит выписку из ЕГРЮЛ и попросит продавца подтвердить покупку доли.

Документами, которыми можно подтвердить у нотариуса, что продавец ранее приобрел сделку на законных основаниях, могут быть следующие:

  • договор (или иная сделка), если доля приобретена на основании сделки;
  • решение единственного учредителя о создании общества при создании общества с одним участником;
  • договор об учреждении общества или учредительный договор, заключенный до 1 июля 2009 года, при создании общества с несколькими участниками;
  • свидетельство о праве на наследство, если доля перешла к участнику по наследству;
  • решение суда, если судебный акт устанавливает право участника на долю в уставном капитале;
  • протоколы общего собрания общества в случае приобретения доли при увеличении уставного капитала, распределении долей, принадлежащих обществу, между его участниками и в других случаях, если приобретение доли происходит непосредственно на основании решения общего собрания.


Такие правила установлены в пунктах 13 и 13.1 закона № 14-ФЗ. Эти же положения применяются к нотариальному удостоверению договора залога доли (абз. 2 п. 2 ст. 22 закона № 14-ФЗ).